Прости меня, Ямисат!

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 2.00 (1 Голос)

7(Позднее раскаяние) 

Меня глубоко затронула поэма покойного Шамиля Казиева «Чёрное серебро». Поэт, проникнув в глубину веков, движимый желанием найти и утвердить истину, даёт свою оценку событиям, связанным с крепостью семи братьев и одной сестры. И я не мог остаться безучастным к версии, выдвигаемой автором, потому что это – история моего народа, отражённая и рассматриваемая в ракурсе чести и достоинства женщины- горянки. Кроме того я и мои сверстники, кидавшие в далёком детстве камешки на «могилу» Ямисат, оказались причастными к утверждению в правдоподобности всех преданий и легенд об этой крепости и судьбе девушки- горянки.

В силу многих «почему» и «как» можно подвергнуть сомнению достоверность сведений о крепости семи братьев и одной сестры. Отсутствие единого суждения в оценке трагических событий вокруг крепости делает возможным каждому иметь свою точку зрения, своё мнение, варьируя услышанные предания и легенды по усмотрению своей фантазии.

У одних историков и учёных мужей все семь братьев погибают, у других двое остаются в живых, и под их предводительством табасаранцы изгоняют врагов, у третьих братья спасаются бегством, а сестру закидывают камнями за предательство, у четвёртых не сами братья, а жители окрестных сёл убивают девушку, отбив её у вражеского полководца. У Шамиля Казиева «…не смогшая вынести тяжести утрат, рассудка лишившись, в пропасть шагает сестра Ямисат». Красиво, трагично, но правдоподобно!

История крепости семи братьев и одной сестры – это история Табасарана. История на то и есть история, что в ней достоверность фактов не должна вызывать никаких сомнений. Построить историю на догадках, легендах и преданиях никак нельзя – это уже будет не история, а художественный вымысел, который, как я уже сказал выше, намного правдоподобнее представлен в поэме Шамиля Казиева «Чёрное серебро».

Да, живых свидетелей нет, исторически достоверных фактов нет, а оставшиеся от крепости камни – немые свидетели трагических событий далёких времён не могут сообщить нам ни о героической обороне крепости семью братьями, ни о любви Ямисат к своему соотечественнику (такому, как Абакар в поэме Шамиля «Чёрное серебро»), а в преданиях она влюбляется в убийцу, во врага своего народа, становится предательницей, принижая тем самым ценность нравственного составляющего героической обороны крепости и родного края семью братьями. Насколько мы гордимся мужеством и героизмом братьев, настолько нам хотелось бы в сестре увидеть горянку, достойно олицетворяющую честь женского платка, любовь и преданность родной земле, увидеть в ней свою Парту Патиму. Мы и наши потомки получили в наследство историю о героической обороне крепости, омрачённую весьма сомнительной, навевающей грусть и тоску, затмевающей подвиг семи братьев легендой о предательстве сестры. Если уж создавать легенду, то надо сделать её красивой, достойной нашей гордости и славы. Почему-то не численное превосходство врага, не коварство змеиной натуры Элихана, не козни продажной, подкупленной врагами, выжившей из ума подлой старухи стали причиной падения крепости и смерти братьев, а «предательство» наивной, доверчивой сестры. Поистине «Ложка дёгтя портит бочку мёда».

Почему мы должны верить в какие-то легенды и предания, порочащие честь и достоинство девушки – горянки, и не верить более правдоподобной версии, выдвигаемой поэтом Шамилём Казиевым в поэме «Чёрное серебро»?

Как часто мы становимся невинными жертвами подлых, коварных предателей, невольными соучастниками тяжких преступлений только из-за того, что те первыми крикнули «Держи вора!».

История знает множество примеров, когда ничтожные возвышаются молвой, а истинные герои предаются забвению, иногда и проклятию благодаря расхожей поговорке: «Мирская молва – морская волна».

Глупый мальчишка, не смея преступить «закон» молвы, думая, что под курганом лежит предательница своей земли и братьев родных, 60 лет тому назад я в компании своих сверстников, оказавшись в окрестностях крепости семи братьев и одной сестры, бросил загодя припасённые (поблизости их уже не было) камешки на могилу девушки и долгие годы ходил с чувством исполненного долга, пока не прочитал поэму Шамиля «Чёрное серебро». Всем преданиям и легендам вопреки поэт осмелился поднять свой голос в защиту юной горянки Ямисат, оклеветанной молвой устами коварного Элихана, терпевшей столетиями статус ведьмы и клеймо предательницы. Поэт пишет:

Путь правды

Всегда был тяжёлым,

Тернистым,

Во лжи подкупает всех

Блеск золотистый…

Не верил тогда я,

Не верю и ныне:

Под курганом проклятым

Лежит моей родины

Недруг заклятый…

Поспешите прочитать поэму Шамиля «Чёрное серебро», и я уверен в том, что люди, бросившие в далёком детстве камешки на могилу Ямисат, обязательно скажут «Астафируллагь!». Почему бы нам не поверить в невиновность сестры семи братьев? Поверили же молве, коварному Элихану и сколько столетий кидали камешки на этот холмик, сопровождая их проклятиями в адрес девушки-горянки, рождённой шутить, мечтать, любить, веселиться, радоваться людям, миру, солнцу, но постигшей горькую участь «без вины виноватой» на земле своей родимой.

Я, убелённый сединой пожилой человек, прошу у тебя, Ямисат, - девушки-горянки, моей землячки, оставшейся навсегда семнадцатилетней, прощения за то, что на холмике, «сооружённой» на твоей необычной могиле, оказались и мои камешки, омытые проклятьем в твой адрес. Я хочу покинуть этот мир, раскаявшись в своём поспешном, необдуманном поступке, и коротаю свою жизнь лелеемый надеждой, что твой дух, витающий в горах Табасарана в поисках правды и справедливости, услышит мою мольбу и простит меня – твоего должника. Необоснованность «фактов», их сомнительность не даёт мне права бросить в твой адрес колкое обвинение. Я, скорее всего, склонен, как и поэт Шамиль, думать, что ты не запятнала своей чести предательством по отношению к родной земле и к братьям своим. Я понимаю, как было тебе тяжело не столько от большой груды камней, лежащих на твоей груди, сколько от разящего слова «предательница». Тяжело быть без вины виноватой. Ой, как тяжело! Прости меня, Ямисат! История ещё не знала такого сурового приговора: ты без суда и следствия молвой осуждена на вечное проклятье своего народа, и только молва может опротестовать свой же приговор: она не подвластна земным законам, небесным – тем более. Опровергнуть обвинение, утвердившееся в сознании людей и покрывшееся ржавчиной равнодушия, реабилитировать тебя, Ямисат, в глазах твоих соотечественников будет нелегко, но посеять зерно сомнения в справедливость вынесенного тебе приговора есть надежда. По имеющимся преданиям, прекрасная половина человечества была, наверное, и сейчас остаётся на твоей стороне. Со стороны сильного пола поэт Шамиль Казиев, провозгласив себя твоим адвокатом, первым бросил вызов бездоказательному общественному обвинению и покинул наш бренный мир с надеждой выиграть этот процесс.

Комментарии:

Комментарии  

0 #1 ольга 14.02.2020 14:41
Какая красивая статья, со словами так близкими мне.
жаль что эти же чувства я испытала только прочитав поэму Ш.Казиева (Мир его праху)
Спасибо!
Цитировать