ГлавнаяНаукаПроблема билингвального учебника и языка обучения

Проблема билингвального учебника и языка обучения

Загир Загиров

(резонанс)

Дагестан – это исторически многонациональная, поликультурная республика, представляющая собой специфическую мозаику четырнадцати аваро-андо-цезских, десяти лезгинско-табасаранских и множества лакско-даргинских национальных культур. Сегодня же одной из глобальных задач российской политики является объединение всех народов России в единый российский мегаэтнос, но при условии сохранения соответствующих черт духовной жизни, культуры, традиций и обычаев этносов.

Без соблюдения преемственности в разработке этих и многих других проблем невозможно решить многие актуальные проблемы современной российской системы образования. Это касается и билингвальных учебников для школ

республики с последующей их научной, педагогической и общественной экспертизой, и языка обучения, в корне отличающегося от дагестанских языков по генеалогической, типологической и контенсивно-структурной классификациям языков. Нужны ли такие учебники для всех типов школ? Каковы их структура и содержание для успешного обучения межнациональному и международному языку?

Пятидесятилетний опыт работы в вузах республики, а также в Африке и Турции подсказывает мне: да, нужны билингвальные учебники (учебники русского языка с учетом в них особенностей родного языка) для успешного преодоления межъязыковой интерференции (влияния родного языка на процесс обучения русскому или иностранным языкам). Эти два аспекта образования должны быть в центре внимания учителя-филолога, сотрудников Научно-исследовательского института педагогики им. А.А. Тахо-Годи, да и всего министерства образования и науки РД.

Читая авторский курс на старших курсах языковых факультетов Даггоспедуниверситета, я так или иначе останавливаюсь на вопросах сопос-тавления и сравнения фонетической системы и грамматического строя разносистемных и разноструктурных языков с последующим выявлением в них идентичных, частично сходных и контрастивных явлений (категории рода, одушевленности-неодушевленности и т.д.), следовательно, позитивной и негативной интерференции.

Школьники и студенты испытывают серьезные затруднения в усвоении этих, вроде элементарных, языковых истин. Объясняется это влиянием родного языка. Мыслительный процесс у дагестанских учащихся в любом случае происходит на родном языке. «Можно изгнать родной язык из процесса обучения, но изгнать родной язык из голов учащихся в школьных условиях – невозможно». Многие явления русского языка они воспринимают сквозь призму родного языка. К примеру, очень трудно убеждать учащихся или студентов, да и многих учителей и методистов, в отсутствии категории рода в дагестанских языках.

Категория рода, пронизывающая весь грамматический строй русского языка, отсутствует не только в дагестанских языках, но и во всех иберийско-кавказских и тюркских языках. Она связана с согласованием слов по окончаниям и общей коммуникацией. Интерферирующее влияние родного языка является причиной порождения ошибок типа один булка, мой тетрадь, моя ножница и т.д. Вот почему учитель русского языка должен знать особенности и дагестанских языков. Он должен уметь анализировать типы ошибок в устной и письменной речи учащихся, вычленять оттуда те, что связаны с влия-нием родного языка учащихся.

До 2000-х годов в вузовских программах филологических факультетов наряду с русским было предусмотрено изучение и родных языков. Потом перешли на сравнительно-типологическое изучение этих языков. То же самое случилось и с билингвальными учебниками. Их готовили силами своих ученых, и издавались они у нас же в Дагучпедгизе. Лучше наших ученых нашу школу никто не может знать. Они же и заинтересованы в решении этих проблем морально и материально. А сегодня мы незаметно переходим на общероссийские учебники, т.е. учащиеся города Москвы и самых отдаленных районов Дагестана, в том числе школ с родным языком обучения, будут заниматься по одним и тем же учебникам. Парадокс! Уму непостижимо!

Наши же чиновники во главе с представителями министерства образования и науки, вместо решения этих проблем занимаются непонятно чем. К началу текущего учебного года школы не были обеспечены даже соответствующей учебно-методической литературой. Непонятно также, для чего летом три-четыре раза собирали авторов и составителей учебников. Будто без этих сборов нельзя было решить вопросы финансирования, установить среднюю оплату за печатный лист, сроки подготовки и представления рукописей учебников и т.д. В присутствии министра и заместителя председателя республиканского правительства обсуждается вопрос об оплате гонорара за печатный лист в зависимости от числа населения, говорящего на том или ином языке! По мнению этих высокопочтенных людей, за одну и ту же работу, если ее выполняет, например, рутулец, он будет получать 13 тысяч рублей, если же аварец, он должен получить не менее 130 тысяч рублей. Это приблизительно, для примера. Но в любом случае это смешно. Более того, НИИ педагогики превратили в экспериментальную площадку. За короткий промежуток времени сменили трех руководителей, причем специалиста неспециалистами.

С 28 сентября по 2 декабря 2017 года я участвовал в работе четырех международных научно-практических конференций (круглых столов) в городе Москве: 1) «Общее и особенное в культурах и традициях народов России» (28-29 сентября в Российской академии образования); 2) «Языковая политика» (3-4 октября в Торгово-промышленной палате РФ); 3) «Совершенствование законодательства в сфере реализации государственной языковой политики» (6-7 октября в Федеральном центре образовательного законодательства); 4) «От билингвизма к транслингвизму: про и контра» (1-2 декабря в Российском университете дружбы народов).

С учетом того, что Дагестан представлял я один, мне пришлось выступить с докладами на всех четырех конференциях и участвовать в прениях. Представители всех регионов, особенно Чеченской республики и республики Ингушетия, Азербайджана и Кабардино-Балкарии, поддержали мои предложения о формах и методах научной, педагогической и общественной экспертизы учебников, в том числе и по родным языкам, о необходимости создания билингвальных учебников и сопоставительных грамматик, о соблюдении правовых требований к титульным языкам. Все мои четыре доклада опубликованы, а предложения включены в резолюции. Слово за министерством образования и науки и нашими чиновниками.

Помню, когда министерством руководил Гаджиев Бадави Саидович, работа в нем кипела. Не только школы, но и вузы были привлечены к деятельности министерства. Создавалось мнение, будто в республике функционирует только министерство образования и науки… А ведь так и должно быть. Культура и образование имеют первоочередное значение для полноценного развития общества.

Комментарии:

Top